Страшный суд: как наказывать за врачебные ошибки


Тема об ответственности за врачебные ошибки спорная, даже скользкая. До сих пор у нас в стране нет точных статистических данных о том, сколько россиян погибает из-за неумышленных ошибок медицинских работников, из-за неправильно поставленного диагноза или не оказанной вовремя помощи.

Хотя бы какую-то информацию для исследования учета врачебных ошибок можно пока почерпнуть из данных по количеству рассматриваемых в судах уголовных дел. А в скольких подобных случаях дело вообще не доходит до судебного разбирательства?

Какие-то истории замалчиваются, какие-то вопросы решаются на месте, в досудебном порядке, порой родственники погибших пациентов вообще не подозревают о виновности врачей, о том, что можно было предотвратить трагедию в случае, когда «организм просто не выдержал».

 

По последним данным СК России, в Москве и регионах растет число преступлений, связанных с врачебными ошибками. Большинство их касается акушерства и гинекологии, хирургии, анестезиологии и реаниматологии, педиатрии, травматологии и кардиологии.

Сейчас достаточно трудно квалифицировать подобные преступления. В большинстве случаев их расследуют по статье «причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

Врач с результатом кардиограммы в коридоре больницы

Врач с результатом кардиограммы в коридоре больницы

 

Однако это все-таки обтекаемая и слишком общая формулировка, к тому же следователям часто сложно выбирать между несколькими нормами уголовного кодекса, которые соответствовали бы ситуации.

Громкие дела о врачебных ошибках

Из самых последних громких историй до суда дошло дело о врачебной ошибке в детском стационаре «Лениногорская ЦРБ» (Татарстан). Республиканская прокуратура в конце октября выдвинула 32-летнему хирургу обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК Российской Федерации (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

 

По версии следствия, в конце ноября 2016 года хирург детского стационара Лениногорской ЦРБ, не оценив тяжести состояния малолетнего пациента (2012 года рождения), отпустил его домой, при этом выдав справку об отсутствии хирургической патологии. Через несколько часов состояние ребенка резко ухудшилось, его доставили в реанимацию районной больницы, где он скончался.Согласно заключению экспертов, смерть ребенка наступила из-за острой кишечной непроходимости (а именно такой диагноз ребенку сначала поставили в районной больнице и отправили в детский стационар), болевого шока и полиорганной недостаточности.

В Чеченской республике в суд направлено дело о врачебной ошибке в родильном отделении районной больницы (новорожденный умер).

Больница в Приангарье, где умерла роженица, должна выплатить семье погибшей 1,8 миллиона рублей.

В Нижегородской больнице следователи выясняли причину смерти ребенка, которому был поставлен диагноз «Острая респираторная вирусная инфекция».

На Сахалине врачи допустили ошибку, удалив пациентке здоровую почку, и областной суд вынес решение о выплате компенсации морального вреда в 1,3 миллиона рублей.

И это лишь единицы из подобных громких историй, попавших в прессу или дошедших до суда.

 

«Основная проблема пострадавших из-за врачебных ошибок — добиться ответственности виновных медицинских работников, — считает председатель Межрегионального третейского суда Москвы и Московской области Олег Сухов. — На практике сделать это очень сложно. Во-первых, пациент далеко не всегда (из-за отсутствия специальных знаний) может понять, когда врач был неправ. Во-вторых, потому, что это очень закрытая система, где доктора друг друга защищают».

 
Врач с рентгеновским снимком 
Врач с рентгеновским снимком

 

В итоге, по мнению Сухова, добиться объективных результатов исследования очень тяжело. С ним согласен основатель группы компаний по производству реабилитационной техники и социальный активист Роман Алехин: «Это действительно проблема — получить объективные результаты экспертизы по подобным деяниям. Сейчас эксперты в большинстве случаев проводят исследование работы своих коллег, поэтому судебно-медицинские экспертизы следует выделить из ведомства здравоохранения. Можно, например, передать их в Минюст или в судебный департамент».

Зачем менять закон?

В Следственном комитете предложили дополнить Уголовный кодекс статьей, предусматривающей ответственность именно за врачебные ошибки, — об этом РИА Новости рассказала представитель СК Светлана Петренко.

В ведомстве уверены, что появление в УК новой отдельной статьи позволит как минимум иметь возможность оценить динамику ятрогенных (связанных с небрежным исполнением медработниками профессиональных обязанностей. — Прим. ред.) преступлений.»В целом такая инициатива нужна, но есть несколько нюансов, — считает социальный предприниматель Роман Алехин. — Было бы намного целесообразнее выделить правонарушения, совершенные медицинскими работниками и связанные с исполнением ими своих профессиональных обязанностей, в отдельные статьи УК Российской Федерации и КоАП Российской Федерации».

Так, по мнению эксперта, можно предусмотреть отдельные статьи и за врачебную ошибку, которая повлекла тяжкие последствия, и за врачебную халатность, а также за взятку или неоказание помощи пациенту.

Почему врача нельзя судить как обычного преступника

Даже самый высокопрофессиональный медицинский работник не застрахован от ошибок. Как хирурги или другие врачи переживают свои оплошности, что они чувствуют, когда на операционном столе вдруг погибает пациент, знают только они сами.

Этой теме посвящено множество медицинских сериалов, в каждом из которых обязательно есть эпизоды и о врачебной ошибке, и о какой-то спорной с профессиональной точки зрения ситуации.

В небольших районных больницах вероятность ошибиться еще выше, хотя бы из-за того, что нет необходимого диагностического оборудования или высококвалифицированных докторов. Пациент может умереть и из-за того, что до стационара далеко ехать, — «не довезли».В каждом конкретном случае должны разбираться эксперты: была ли объективная возможность спасти больного? 

Сейчас, напомню, основные проблемы в этой сфере связаны с тем, что к таким правонарушениям (причинение смерти по неосторожности) применяются общие нормы — в них не учитываются особенности преступлений именно в области медицины.

Группа врачей проводит операцию

Группа врачей проводит операцию

 

Пример успешного выделения отдельных видов преступлений, по мнению Алехина, — это мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК Российской Федерации), мошенничество при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ), мошенничество с использованием платежных карт (ст. 159.3 УК Российской Федерации) и т.д.

«Однако на практике возможны и новые проблемы, — считает Роман Алехин. — Если снизится тяжесть преступления, то правоохранительные органы будут стараться квалифицировать эти деяния по общим составам. Стоит сразу прописать конкретные критерии: когда именно будут применяться специальные нормы».

 

Выходом могло бы стать развитие института гражданско-правовой ответственности в этой области.»Он есть и сейчас, но в России, в отличие от Запада, он практически не работает, — говорит председатель Межрегионального третейского суда Москвы и Московской области Олег Сухов. — Это было бы выходом в том смысле, что добиться положительного решения в гражданском судопроизводстве намного проще: у истца достаточно процессуальных прав для отстаивания своей позиции».

К тому же, по мнению юриста, подобные иски на большие суммы приводят и к большей дисциплинированности врачей, ведь клиники могут уже сами обратиться к ним в порядке регресса или просто уволить сотрудника, за ошибки которого приходится платить.

По материалам: 
ВКонтакте
Ты репортерт! Вы можете сообщить о новости либо проблеме по номеру редакции +7 (978) 557-91-07 (Севастополь), отправить письмо через специальную форму добавления материалов или написать в группу Вконтакте, сделать фото- либо видеоподтверждение и заработать от 100 до 1500 рублей.

Комментарии и мнения

 

Работаем на HyperComments